Подпольные казино: продолжение, или донос – основа демократии?

22 августа - НовостиМО. Во всех ведущих СМИ прошла информация о том, что 18 августа, Басманный суд смягчил меру пресечения главного «игорного» прокурора – он отпущен из СИЗО под домашний арест.  Ну вот, пожалуй, подумали многие из тех, кто интересуется ходом расследования, он теперь спокойно уедет за границу, а потом те, кто его отпустил, объявят его же в розыск. И найдут  где-нибудь в Лондоне, наряду со всеми, кто обокрал страну и тоже  находится в розыске.

Напомним, по версии следствия, именно Дмитрий Урумов вместе с находящимся сейчас в бегах экс-заместителем прокурора Московской области Александром Игнатенко создали коррупционную систему по «крышеванию»  нелегального игорного бизнеса в Подмосковье. Обвиняемые систематически лично и через посредника получали от предполагаемого организаторов незаконного бизнеса Ивана Назарова, Марата Мамыева и Аллы Гусевой взятки за покровительство деятельности по организации азартных игр на территории Московской области. Со временем Урумов и Игнатенко подключили к делу других прокуроров и высокопоставленных сотрудников ГУВД Московской области.

Интересно, что с  ходатайством в суд о смягчении меры пресечения   обратились как сторона защиты но это ее святое дело, так и сторона обвинения. Причем вопрос о смягчении меры пресечения получил положительную  оценку суда вовсе не по халатности или с целью помочь обвиняемому скрыться, дабы все было шито-крыто. Обвинение в данном вопросе действует вполне объективно и последовательно. Дело в том, что в ходе следствия, вопреки возражениям и протестам Генпрокуратуры, следственные органы заключили с Дмитрием  Урумовым  неофициальное соглашение о сотрудничестве. 

На сегодняшний день обвиняемый добросовестно выполнил все взятые на себя обязательства. Как сообщил официальный представитель СКР Владимир Маркин, «он дал признательные показания о 15 эпизодах получения им совместно с Александром Игнатенко и другими фигурантами взяток на общую сумму более 17 млн. рублей, рассказал о преступном распределении доходов». Поэтому нет смысла до суда содержать его в камере СИЗО.

Сейчас Дмитрий Урумов находится под домашним арестом. Однако  домашний арест в случае  Урумова  вовсе  не означает нахождение дома,  с семьей, в собственной квартире.  Он будет содержаться в  спецучреждении гостиничного типа. Там он сможет жить без строгого подчинения тюремному режиму, по собственному желанию гулять, читать, смотреть телевизор. Питание там тоже лучше, чем в СИЗО, но все же это строгое ограничение свободы. 

Как отметил Владимир Маркин, при составлении ходатайства в суд были учтены не только раскаяние Дмитрия Урумова и оказанная им помощь следствию, но и полученные следствием данные о личности экс-прокурора, его семейном и имущественном положении.

Следствие продолжается, ему еще во многом предстоит разобраться. А нам бы хотелось пока разобраться, как все это могло вообще произойти. Почему преступная деятельность  дошла до участия высоких «персон», почему с самого начала будто бы никто ничего не замечал, так же, как не замечают подпольные бордели или наркопритоны, единицы из которых вдруг с помпой «неожиданно» находят.

Вот одна совершенно некриминальная история, которая очень ясно объясняет подоплеку и открытия борделя на глазах у всех, и будто бы скрытого домашнего насилия, о котором хорошо известно всем соседям, и где кроются истоки «кущевских» событий,  и многого другого, негативного, портящего нашу жизнь.  

Моих друзей – в прошлом  именитых спортсменов, пригласили  поработать в Германии. Они   решили  пожить там какое-то время, возможно,  остаться на ПМЖ. С работой сложилось  все отлично – они успешно тренировали перспективную команду.  Но потом ребята все же вернулись домой – не смогли привыкнуть, к «западному образу жизни».  Например, занять щепотку соли у внешне доброжелательной соседки нельзя, весело подмигнуть  глазеющему на тебя соседскому ребенку нельзя – мамаша обратится в ювенальный суд, агукнуть чужому грудничку нельзя, а то он  доползет до телефона и пожалуется омбудсмену на приставания «чужого». Потом еще  как наша актриса Захарова и в тюрьме за свое агуканье  окажешься. Последней каплей в непринятии нашими спортсменами  западных порядков стала живая изгородь. Супруги  поселились в пригороде,  в небольшом доме с участком. Работали много, домой приезжали только переночевать. Пару раз они получали какие-то письма из местной управы, что-то там писали об их участке. Если  с участком какие-то проблемы – это дело хозяина дома,  и они отправляли эти письма ему. Но однажды  на их имя поступил к оплате счет на приличную сумму, они начали разбираться и оказалось, это счет за обрезку живой изгороди на участке и за покос травы на газоне».  

Мы привыкли, что  в зарубежных фильмах, «их» семьи проводит воскресное утро так: муж с широкой улыбкой косит газон перед домом, а жена весело кричит ему: «Дорогой! Хочешь сока?» Но оказывается, это вовсе не страсть к садоводству, а суровая необходимость. То есть вся красота и аккуратность «импортных» улочек  построена на системе принуждения: если у тебя есть газон – ты обязан содержать его в порядке.  Можешь нанимать кого-то – но это стоит денег, можешь сам возиться – это время и силы, можешь дождаться штрафа  – а это приличные деньги. Причем – Внимание! – если ты что-то упустил в агротехнике, то все соседи радостно сообщат  «куда следует» обо всех  нарушениях. В этом случае приедут люди из специальной службы  муниципалитета и, не спрашивая тебя, сами приведут участок  в порядок, а затем выставят счет по  штрафному тарифу - «выставят тебя на бабки».  И  именно это особо порадует соседей.

Но это в Европе, где доносы как считается у нас или гражданский долг как принято у них – дело естественное. Они обязаны сообщать обо всех нарушениях и даже странностях, замеченных  у соседей, а также друзей  и знакомых,  например, о покупке соседом  дорогой машины без смены места  работы на высокооплачиваемую. А правда, на какие шиши он купил это авто или вдруг надстроил целый этаж?

У нас тоже соседи об этом задумываются, но спрашивать же не принято, а тем более отвечать на этот вопрос никто добровольно не будет. Видимо, поэтому Подмосковные казино столь долго процветали на радость хозяевам.  Они начинали работать не в космосе, не в вакууме.  Жители соседних домов,  «непричастный» к делу  участковый,  таксисты, уборщицы – все же знали или,  по крайней мере,  подозревали, что здесь происходит что-то явно незаконное. 

 А именно такие «знаки» очень часто являются признаком совершаемого преступления, которое можно успеть пресечь в самом зародыше. Но ведь как-то неловко идти и доносить на соседей. Доносчиков сейчас все осуждают. Для нас донос – это главный признак тоталитаризма, это ГУЛАГ, это миллионные репрессии, массовые расстрелы…

Кто же прав? Западная демократия, построенная на слежке друг за другом или наша вседозволенность и равнодушие?

В стране вовсю идет реформа правоохранительных органов. Только что завершилась внеочередная аттестация. Что это изменит в нашей жизни пока и изменит ли вообще,  кроме зарплаты того упоминаемого в каждом выступлении  лейтенанта, который  теперь будет получать 33 тыс. рублей?

Ольга Петровых,
замглавред молодежной газеты МВД РФ «Опасный Возраст»

 

26.02.2012 15:10:40
Другие новости